Эрзя Ледяйкин и его мордовские воздушные замки

Евгений Ледяйкин

Недавно посмотрел  в «Сияжар» интервью Евгения Ледяйкина Ольге Черновой, где он рассказывал о своих планах, проектах по восстановлению села Паракино и близких сёл Чёрная Прамза и Бузаево. 

Для этих целей он защитил гранты, вначале на 500 тыс, затем на 1500 тыс рублей и другие. Прямо скажем, как он подтверждает, деньги немалые. На первый взгляд то, что пытается сделать Е. Ледяйкин, благородно, патриотично и его начинания следует приветствовать, – да, отреставрированный дом культуры, музей, «покштянь» эзем  (почему не Атянь эзем?) и другие проекты, это то, что следует воспринимать только положительно.                            

Но всё же, дорогие читатели, попробую убедить вас в обратном, то есть к чему приведёт в итоге  бурная деятельность Е. Ледяйкина в отрыве от реалий, действительности, от сложившейся фактуры!?    Помните, открывали с помпой «Дом национальностей и ремёсел» в Атяшево в 2014 году? И что в итоге? В итоге благими обещаниями, пожеланиями властей, относительно творческой активной национальной жизни в «Доме», была устлана дорога  в  построенную,  по близости,  мракобесную церковь, наследнице тех церквей, которые насильно крестили, уничтожали эрзянские кладбища и керемети. Вы вероятно, заметили из интервью, Ледяйкин ни разу не упомянул  слова и выражения, например «язык», «проблемы изучения языка», «как обстоят дела с изучением эрзянского языка в Паракино» или его отношение к указу Путина о добровольном изучении родных языков. Он упорно обходит все эти острые моменты и принципиальные вопросы и, напротив, в его лексиконе отвлеченные нейтральные слова и фразы, как например наследие, село, музей, грант, Путин и его внимание, «…нас услышали из Москвы…», и так далее.     

Как-то Инязор эрзянского народа, Боляень Сыресь сказал примерно следующее: состояние эрзянского языка сегодня таково, что даже ничего не делая против него, он погибнет! Тоесть, если не принять экстренных мер по спасению языка, эрзянской нации, народ обречен.         

Продолжение преступной политики добровольности изучения родного языка, или открытие в Саранске эрзянской гимназии, именно эрзянской, а не мордовской, с преподаванием всех предметов на материнском языке?

Какие экстренные меры помогут подняться эрзянам с колен, – музей в Паракино, «историография села», «ванстомс кастомс велетнень» или полноценное изучение языка, начиная с детского сада кончая средней школой? Продолжение преступной политики добровольности изучения родного языка, или открытие в Саранске эрзянской гимназии, именно эрзянской, а не мордовской, с преподаванием всех предметов на материнском языке? Продолжение политики русификации, как она сейчас ведётся, или внедрение и введение в госучреждениях для чиновников, хорошее знание эрзянского языка? Ответы очевидны! Здесь не надо быть семи пядей во лбу!    

В связи с чем зададимся вопросом к Е. Ледяйкину: какие цели он преследует, проектируя «дом традиций» или «Новое село»? Ну хорошо, «отобьёт» грантовые  бабки, построит «новое село», но кто там будет жить, кто будет приходить? Эрзян уже нет, и «новым» молодым неоткуда взяться! Да, возможно, будут посещать эти «музеи»  китайцы или узбеки, или русские, но это совершенно другая история! Можно было бы понять господина Ледяйкина  при условии одновременного внедрения его «музейного» дела и полномасштабных мер, частично указанных выше! Вы заметили как, с какой лёгкостью, государство выделяет огромные деньги на сомнительные проекты, лжесъезды, различные фестивали и плавание по Рав и… ни копейки не даёт на возрождение эрзянской нации! Всё очень просто, – грамотные, «продвинутые» эрзяне начнут задавать неудобные вопросы властям о самостоятельности,   национальных правах, свободе от имперской опеки, возможности развиваться нации в соответствии со своими убеждениями!    

А оно им надо? Москву и мордву вполне устраивает анабиозное состояние народа, поэтому они периодически подсыпают снотворное в кормушку, в виде грантов Ледяйкину и другим.                                            

Надо признать, что при разговоре с жителями Паракина и близлежащих сёл, некоторые жители положительно отзывались о Ледяйкине – он организовывает встречи, вечера, посиделки, куда приходят в основном пожилые люди. Однако эти старушки  большей частью не задумываются о будущем села, в силу преклонного возраста, об отсутствии последователей их языка, культуры, традиций, что приводит и привело уже к тупиковой трагической ситуации! Безусловно, Е. Ледяйкин понимает бесперспективность возведения мордовских воздушных замков, но он последовательно и целенаправленно принимает подношения, в чём ему не отказывают, понимая общность целей, как грантодателей так и грантолюбителя – получается прелестная картина, – и те, и другие изображают бурную активность. Надо сказать, что возможностей и вариантов изучения родного языка достаточно много, в том числе предложенный А. Левитской – «… учить одновременно с первого класса и родной и русский, и английский… то есть модель поликультурной школы», также она сказала: «…никаких ограничений здесь люди для себя чувствовать не должны, с точки зрения изучения своего языка, своей культуры, истории своего народа, это точно».

Несомненно, Ледяйкин в курсе всего многообразия способов, которыми можно заинтересовать молодых эрзян, но при условии, если государство не будет ставить палки в колёса. Но в нашем случае в колёсах не палки, а брёвна, которые впихивают в колёса – то есть, полный запрет на всё эрзянское, а Ледяйкин один из инициаторов происходящего.                                      

Нельзя не отметить его (Ледяйкина) многогранность способов лизания сапог мордве и московским бонзам, что подтверждается как неприятием и критикой выборов эрзянского Инязора, чем проявил явное неуважение к старейшинам эрзянского народа и презрение к традициям, о которых он неустанно трещит, так и заискиванием перед мордовским начальством. Неадекватное выступление на съезде мордовского народа, по «… системному решению…общественно значимых инициатив…».   Неадекватность, или/и  абсурдность его выступления как раз и заключается в том, что  любая система предполагает комплексное решение возникающих проблем, – то есть его «дом традиций» будет фиговым листом, без живого эрзянского языка.                           

В ролике, недавно увиденному, про Чёрную Прамзу корреспондент Мария Кочеткова, рассказывает о тамошней жизни, для чего привлекла уроженца данного села Адушкина Сергея, и она, сама того не ожидая, поведала о трагедии, случившемся с селом и его жителями. Посудите сами, – школа закрылась лет пять назад, школьников возят в Паракино, молодых людей не осталось,  даже пожилые эрзянки разговаривают мешая эрзянские и русские слова. Кочеткова неоднократно пыталась «вытянуть» из жителей какую-либо песню, для придания мажорной ноты в свое повествование, и ей выдали, частушки… на русском языке. Выглядело всё это жалко, грустно и обидно, за некогда красивое село, красивых эрзян!          

Господин Ледяйкин, вот где требуется приложение ваших сил и ваших денег (грантов), – строить не дом свиданий, а организовать два-три эрзянских класса, нанять учительницу по эрзянскому языку.

Господин Ледяйкин, вот где требуется приложение ваших сил и ваших денег (грантов), – строить не дом свиданий, а организовать два-три эрзянских класса, нанять учительницу по эрзянскому языку. Что, кишка тонка, объявить об этом во всеуслышание? Денег не дадут? А вы пробовали просить, требовать? Может, и скорее всего не дадут, но вы бы обозначили свою гражданскую позицию, показали свою боль за разрушенное село, за потерянное поколение! Да, в этом случае, потребуется приложить немало усилий, но вам  портить отношения с мордвой, себе дороже!?    

Эрзянские школы, классы могут жить без «Нового села», а вот ваше «Новое село» останется мёртворождённым, без детей, без школьного эрзянского образования.                           

Путин называет пещерными русофобами тех, кто, по его мнению, не даёт развиваться русскому языку или запрещает его изучение. По аналогии с его высказыванием, следует назвать пещерными эрзянофобами тех, кто запрещает эрзянский язык в Мордовии – именно запрещает – ни больше, ни меньше! Господин Ледяйкин, назовите эти имена, кто запрещает? Или вы считаете, что можно ограничится вашими заявленными «национальными проектами» и ремонтом, благоустройством кладбища, чтобы снести туда последних эрзян!? 

Ёгань Минька, Красноярск

admin

2 комментария

Эрзяна Опубликовано14:24 - 30.12.2019

Действительно, кто будет жить в этом селе после его преобразования, если не обучаются дети родному языку, понятно, русскоязычные люди, либо как и многие другие села, исчезнет с лица земли вместе с красотой, наведенной Ледяйкиным. Жаль…

    Михаил Опубликовано23:49 - 25.03.2020

    Эрзяна, конечно жаль, что на наших глазах погибает некогда сильный самодостаточный народ. Ещё более жаль тех кто боится комментировать и высказывать свое видение негативных процессов, происходящих в России

Добавить комментарий